Вы здесь

1-е июля: Page 5 of 8

дивизии приказал перенести огонь по квадрату полста-пятнадцать, - Надо поддержать огнем пехоту.

Через несколько минут гаубицы вздрагивают от выстрелов.

Капитан и другие командиры поднимают бойцов в атаку, некоторые, встав, отказываются идти вперед, кто-то даже бросает винтовку, но капитан ударом кулака сбивает того с ног. Свистят пули, и один за другим падают убитые и раненные. В эту минуту их накрывает залп артиллерии. Все исчезает в дыму взрывов.  

 

По Висле движутся мониторы и катера Пинской флотилии. Из пушек и пулеметов они обстреливают немецкий берег. Под их прикрытием советские саперы начинают сооружать понтонный мост.

Над рекой появляется пара немецких пикирующих бомбардировщиков Ju.87, они пикируют на суда. Одна из бомб падает в воду, другая попадает в монитор "Винница". Взрыв прямо посредине корабля, он ломается на две половины и через несколько секунд скрывается под водой, затягивая в водоворот пытающихся спастись моряков экипажа. Бомбардировщики разворачиваются и идут домой, в это время появляется тройка МиГ-3. Но прежде чем они успевают атаковать "Юнкерсы", появляется одинокий немецкий истребитель, пытающийся прикрыть отход своих бомбардировщиков. Прямо над Вислой начинается воздушный бой. Почти сразу же немецкий летчик сбивает один из "МиГов" и тот падает в воду у самого берега. Остальные самолеты продолжают крутиться в воздухе, но их попытки поразить друг друга безуспешны. Наконец, советские самолеты поворачивают домой - кончились боеприпасы. "Мессершмит" тоже поворачивает к дому, но, видимо, самолет в бою поврежден и идет вдоль реки, медленно снижаясь. Он все ниже и ниже, и вот цепляется крылом за воду, несколько раз кувыркается, разбрасывая в сторону обломки, и исчезает под водой. Поднявшейся волной опрокидывает плот, на котором переправляются советские бойцы с сорокапятимиллиметровой противотанковой пушкой. Пушка идет ко дну, а барахтающихся в воде людей подбирают с других плотов.

На этом участке реки уже захвачен плацдарм, и сейчас на советском берегу на понтоны грузятся танки, а на плотах переправляются пехота и легкая артиллерия. На участке в четыре-пять километров немцев оттеснили от берега более чем на километр, но они продолжают оказывать ожесточенное сопротивление, то и дело переходя в контратаки. На берегу начинают выгружаться первые танки Т-34. Они сразу выдвигаются на передний край, где пехота в очередной раз залегает под пулеметным огнем немцев. Танки, стоя прямо напротив немецких позиций, открывают огонь по немецким пулеметным точкам. В это время от берега идут все новые и новые подкрепления. Орут сорванными голосами командиры и политруки, подгоняя солдат, ползут танки, выгрузившиеся с понтонов, бойцы на руках тащат артиллерийские орудия и минометы. На берегу скопилось множество раненых, их грузят на плоты и отправляют на противоположный берег. То и дело раздаются мощные взрывы - это из глубины обороны бьет тяжелая немецкая артиллерия. Каждый такой взрыв - это множество новых убитых и раненных. Люди совершенно беззащитны, столпившись на открытом берегу. Командиры торопятся увести красноармейцев с пристреленного немцами места, но один за другим следуют взрывы - новые и новые десятки жертв. Под нависшим участком берега лежат десятки раненых, ожидающих отправки на другой берег. Прямо над ними разрывается снаряд, и весь нависший кусок берега обрушивается на людей. Стоны, крики… Те, кто еще способен двигаться и не сильно засыпан (в основном это медсестры, находившиеся среди раненых), пытаются выбраться из под навалившейся на них земли. Молоденькие девочки - медсестры и санитарки - бросаются откапывать людей. Полная докторша со знаками различия майора медицинской службы спешит на берег, где   выгружаются с плотов прибывшие люди. Она подбегает к политруку, командующему разгрузкой, и, задыхаясь от бега, просит:

- Товарищ старший политрук, помогите, там засыпало раненых. Они сейчас погибнут. Прикажите своим людям помочь мне!

- Подождите вы, как вас там! - огрызается политрук в промокшей насквозь форме, с расцарапанным и грязным лицом, - Каких людей я вам дам? Там батальон ждет помощи, там немцы наших давят. Если сейчас в атаку не поднимем народ, хана нам всем. Не до раненных.

- Как вы можете!… Ведь там живые люди. Вы же человек или кто…

- Да не могу я вам дать людей, не имею права! Мне приказано гнать всех вперед…

- Товарищ политрук, я прошу вас, я умоляю, помогите! - она падает на колени, по щекам текут слезы. - Ведь там же люди… живые люди…

- Отойдите, вы! - политрук отворачивается от нее и быстро, почти бегом, устремляется за своими бойцами, но, сделав несколько шагов, останавливается. - Сержант! - кричит он. К политруку подбегает сержант, такой же мокрый и грязный, с автоматом в руках. - Сержант, возьмешь два отделения и пойдешь с доктором.

Под обрушившимся берегом бойцы, медсестры, санитарки раскапывают обвал. Кто роет землю саперными лопатками, кто-то штыком, а кто-то и просто руками, обламывая ногти. Выкопанных людей оттаскивают в сторону, живых несут дальше к самой кромке воды, где грузятся плоты, мертвых оставляют тут же. Большинство откопанных уже мертвы.

Появляется подполковник с перевязанной головой, за ним несколько командиров.

- Что тут такое? - кричит он.

К нему подбегает полная докторша.

- Товарищ полковник, засыпало раненых…

- Почему здесь эти, - он показывает рукой группу бойцов в нескольких шагах от него. Их винтовки брошены на землю, а сами они саперными лопатками роют землю. Полковник оборачивается к своим людям – Майор!

Майор с перевязанной рукой бежит к бойцам, кричит на них, затем бежит дальше. Через минуту перед подполковником выстраивается два десятка бойцов.

- Кто старший? - спрашивает подполковник.

- Сержант Акименко, - сержант выходит вперед

- Чем вы тут занимаетесь? - кричит подполковник, - Там, - он машет рукой в глубь берега, - каждый человек на счету, а вы тут окапались. Трусы!

- Товарищ полковник, старший политрук Серегин приказал откопать раненых, - пытается оправдаться сержант.

Подполковник не слушает

Дети Земли