Вы здесь

11-е августа

11 августа. 5 часов 30 минут. Западнее Кракова.

 

Вдоль дороги на обочине стоят танки. Мимо них едут пять бронеавтомобилей. Они доезжают до головного танка КВ-1 и останавливаются. Из первой машины выходит командующий 1-й танковой армией генерал-лейтенант Власов. Сидевший в башне танка лейтенант Озеров спрыгивает на землю и подбегает к генералу.

- Товарищ генерал-лейтенант, - рапортует он, - первый батальон 16-го танкового полка 8-й танковой дивизии вышел на исходные позиции. Командир батальона лейтенант Озеров.

- Вижу, что вышел. - Власов смотрит сверху вниз на невысокого танкиста, - Где-то я вас уже видел, лейтенант.

- Так точно, видели, товарищ генерал-лейтенант. Когда взяли мост через Вислу. Вы мне тогда прямо на мосту очередное звание присвоили.

Сзади к генералу подбегает командир полка полковник Афанасьев.

- Товарищ генерал-лейтенант, командир 16-го танкового полка полковник Афанасьев.

- Что, полковник, большой дефицит командиров? На батальонах уже лейтенанты.

- Это пока единственный, товарищ генерал-лейтенант. Зато опыт имеет, от самой границы с нами. Ранен был. Из всего батальона  - самый старший и опытный. У меня из нового пополнения нет ни одного командира с опытом.

- Понятно! - Власов поворачивается к Озерову. – Вы, лейтенант, вот что... Сами понимаете, что комбат - не лейтенантская должность. Так что постарайтесь заслужить капитанские погоны. Понятно? Возьмете завтра Катовице, тогда посмотрим.

- Так точно, товарищ генерал-лейтенант!

- Ну, как у вас, товарищ полковник? - Власов снова обращается к комполка. - Я смотрю, новое пополнение, танки прямо с завода.

- Так точно, товарищ генерал-лейтенант, прямо с завода. Но мы их успели обкатать здесь у себя. Все машины исправны. Полк укомплектован танками на 80 процентов, не хватает тяжелых.

- У нас во всех корпусах не хватает. Ваш - самый укомплектованный. Ну, полковник, ни пуха, ни пера вам! 

- К черту, товарищ генерал-лейтенант!

Власов и сопровождающие его офицеры рассаживаются по машинам и уезжают.

 

Сообщение ТАСС от 11 августа 1941 года.

 

Сегодня войсками Юго-Западного фронта под командованием генерал-полковника Конева был освобожден польский город Катовице. Первыми в город ворвались танковые части под командованием генерал-лейтенанта Власова. Сегодня же передовые части Юго-Западного фронта вышли к границе фашисткой Германии.

 

Здравствуйте, Лиза!

Спасибо Вам за Ваше письмо. Я только что получил его и теперь спешу написать Вам хоть несколько строчек, потому что времени нет. Сейчас будет команда, и мы идем в бой. Не волнуйтесь за меня. Как говорил наш ротный, главное - не вылезать из танка, и все будет в порядке. А в моем танке мне ни один фашист не страшен. Честное комсомольское.

Так что я буду очень стараться, чтобы со мной ничего не случилось. Потому что хочу снова увидеть Вас.

До свидания и до встречи.

Андрей Озеров.

 

Здравствуйте мама и папа!

Я уже снова на фронте. Снова попал в свой полк, теперь меня назначили командовать батальоном. А поскольку батальона еще не было, то и формировать его пришлось мне. Зато теперь он готов к бою и скоро мы снова пойдем бить фашистов в самом их логове. Вы за меня не волнуйтесь, я уверен, что со мной ничего не случится, и когда мы победим, я вернусь к вам домой.

Со здоровьем все в порядке, раны совсем не болят. Кормят нас тут очень хорошо и сытно. С жильем тоже всегда нормально, останавливаемся в деревнях, я как командир всегда имею хорошие условия. Хотя изредка и приходится ночевать прямо в танке, но это не страшно.  Так что не волнуйтесь за меня.

Пишите. Обнимаю вас.

Ваш сын, Андрей.

 

11 августа. 16 часов 35 минут. Краков.

 

На подъезде к городу останавливается грузовик. Из кузова выпрыгивают две девушки в военной форме, с вещмешками. Первая  - это Лиза Мухина, вторая - Света Соболева, миниатюрная, как куколка, брюнетка с пышными формами. Шофер показывает им что-то рукой, машина трогается, а девушки идут в указанном направлении. Наблюдающий с интересом за их выгрузкой          младший лейтенант с голубыми петлицами, невысокий с чуть монгольскими чертами лица, подходит к ним.

- Девушки, может, вас проводить? - спрашивает он.

- Нет спасибо, - вежливо, но достаточно холодно отвечает Лиза.

- А вы все-таки подумайте, - настаивает летчик, - Может, нам по дороге?

- Вряд ли, товарищ младший лейтенант, - отвечает Лиза, - Вы слишком хорошо выглядите, чтобы нам было по дороге, - и они обе смеются.

Лейтенант останавливается, но не уходит, а смотрит им вслед, вытащив из кармана галифе пачку папирос и спички, но не закуривая.

Девушки сворачивают на проселочную дорогу. На дороге стоят пятеро бойцов с винтовками наперевес. Все небольшого роста, смуглые, коренастые с кривоватыми ногами. То ли туркмены, то ли еще какой-то похожей на них, но с трудом различимой для обычного европейца, национальности. Судя по петлицам - из пехоты. Когда девушки проходят мимо провожающих их взглядом бойцов, старший из них, с петлицами ефрейтора, идет следом, остальные тянутся за ним.

- Девушка, - говорит ефрейтор с сильным акцентом, - слушай, девушка, давай познакомимся.

Никто из девушек не отвечает.

- Девушка,  почему не хочешь отвечать? - он не отстает ни на шаг и пробует схватить Лизу за руку. Но она резко отталкивает его и, потянув за рукав Светлану, ускоряет шаг.

- Слышишь, ты. Стой тебе говорю! - в голосе его слышна еле сдерживаемая ярость. – Стой!

Лиза, не останавливаясь, оглядывается по сторонам, но на дороге никого не видно. Впереди за деревьями появляются крыши первых домов, но до них еще далеко.

Девушек хватают и тащат в лес. Они отчаянно отбиваются, но сделать что-то против пятерых сильных мужчин трудно. Их протаскивают через кусты у дороги и валят на траву. Девушки отчаянно сопротивляются, кричат, царапаются, кусаются, не обращая внимания на довольно сильные удары озверевших мужиков. На Лизу наваливаются двое, хватают ее руками, задирают юбку, но, видимо, всех больше привлекла Света. Двое прижимают ее к земле, а ефрейтор рвет на ней узкую юбку, затем спускает штаны

Дети Земли