Вы здесь

10-е июля

10 июля. 1 час 30 минут. Штаб 4-й армии.

 

Фельдмаршал фон Бок сидит за столом. Стояща. У его левой руки лампа освещает только столешницу, все помещение погружено во тьму. Напротив фон Бока фельдмаршал Клюге.

- Мне нечем вас обрадовать, - говорит фон Бок усталым голосом, - Гудериан смог замедлить продвижение русских, но не остановить. Их передовые отряды уже выходят в тыл, на соединение с действующим в нашем тылу десантом. Русские движутся медленно, но их движение неудержимо. Я даже не знаю, возьмут они Варшаву с востока или с юга. Еще два-три дня таких боев и мы окажемся в окружении.

- Русские прилагают огромные усилия на то, чтобы захватить Варшаву. Может быть, стоит оставить город? Он все равно превращен в развалины, удерживать его нет смысла. Даже если бы не угроза окружения с юга, еще день-два и русские войдут в Варшаву. Они буквально прогрызают нашу оборону. Их продвижение неуклонно, как вы успели заметить. В настоящий момент их продвижение с плацдармов на Висле уже привело к тому, что город находится в полукольце. Надо спасать армию, пока есть что спасать.

- Я согласен с вами, - отвечает фон Бок, - Но фюрер приказал нам удерживать Варшаву любой ценой.

 

Капитан Дитрих вылезает из ямы, которую он осматривал, и подходит к майору Харпу.

- Здесь был чей-то лагерь, и не один день, костер жгли не меньше пяти раз, - говорит он отряхиваясь.

- Похоже на наших? - спрашивает Харп.

- Похоже, - капитан утвердительно кивает, - место выбрано хорошо, с толком, следов практически никаких, хотя они тут бывали не раз. Можно пройти через эту поляну и не заметить, что здесь был чей-то лагерь.

- А с кем был бой?

- Думаю, что на них наткнулись поляки, - отвечает Дитрих.

- Я тоже так думаю.

Появляется капитан Краус с двумя людьми.

- Ну что?

- Там болото, - он показывает рукой направление, - За болотом лагерь, поляки, человек тридцать. Вооружены.

- Может быть, они с этими поляками и воевали, - вслух размышляет майор.

- Может быть, - соглашается Дитрих, - Очень даже может быть.

- Значит, надо у них спросить, - говорит майор, - Собираемся. Капитан Краус поведет нас. Лейтенант Мюнцель, свяжитесь с нашими, скажите, что нам может понадобиться кое-какая помощь. Пусть держат наготове взвод, не больше, но не менее чем на двух машинах. И догоняйте нас.

 

Среди небольшой поляны горит несколько костров, стоят шалаши, сделанные из веток и сена, и армейские палатки. Около тридцать поляков сидят вокруг костров, едят, разговаривают, осматривают оружие. Многие спят. Большинство - в гражданской одежде, но на некоторых -польская военная форма, чаще всего без знаков различия. На разных концах поляны у кромки леса ходят трое часовых. Позади одного, засмотревшегося на товарищей у костров, появляется фигура в пятнистой одежде. Нападающий одной рукой зажимает часовому рот, другой ударяет его рукояткой пистолета по голове и тащит обмякшее тело в кусты. Там пленного быстро приводят в чувство, он крутит головой, испуганно рассматривая странные фигуры.

- Фельдфебель, - приказывает майор Харп, - попробуйте у него что-нибудь выяснить.

Молодой поляк говорил охотно, но с перепугу не очень внятно, вертит головой, глядя на окруживших его безмолвных, неподвижных людей. Наконец, фельдфебель встает.

- В общем, все, что я выяснил, - говорит он майору, - это то, что весь отряд здесь на поляне, остальные ушли куда-то далеко. Про недавний бой в этом лесу он ничего не знает.

- Ладно, - вздыхает майор, - Этот нам больше не нужен. Окружаем поляну … и нам нужно как можно больше пленных. Я дам сигнал.

Люди бесшумно расходятся по лесу. Минут через пять майор громко свистит. Услышав свист, поляки замолкают. Из-за деревьев раздаются выстрелы. Люди майора бьют точно, после каждого выстрела кто-то из поляков падает. Поляки пытаются прятаться за шалашами и палатками, но стреляют со всех сторон... Проходит не больше трех минут, и после неторопливой и спокойной стрельбы большинство поляков ранено или убито. Несколько поляков, напуганные этим избиением, бросаются к лесу, но только двое добегают до кромки. Оказавшись в кустах, они, наверное, уже ощущают себя спасенными, но тут же их оглушают ударами по голове и вяжут.

Еще через минуту из леса появляются фигуры в пятнистой форме, в руках держат по два пистолета. Они двигаются быстро и плавно, как кошки, их движения внушают нескольким уцелевшим полякам такой ужас, что те поднимают руки, сдаваясь. Один молодой поляк выбегает из-за палатки, на ходу передергивая затвор, делает несколько шагов и стреляет в приближающуюся плавными прыжками фигуру. Не попадает, снова передергивает затвор и снова не мажет, хотя стрелял почти в упор -  надвигающийся на него человек в последний момент уходит в сторону. Поляк пытается в третий раз передернуть затвор, но получает удар по голове и падает на землю. 

Майор Харп расхаживает среди захваченного польского лагеря, ожидая, когда фельдфебель допросит поляков. Их, в большинстве своем раненых, люди Харпа притаскивают в центр поляны и складывают в ряд.

Наконец фельдфебель подходит к Харпу.

- Господин майор, тут один из них рассказал, что они наткнулись на каких-то людей в лесу, сначала приняв их за немцев. Был бой, они потеряли много народу, а те люди как сквозь землю провалились. Вроде, они ушли в ту сторону, но больше ничего сказать не может. Прикажете допрашивать дальше?

- Нет, я думаю все ясно. Идем в ту сторону. Теперь можно точно представить, в каком районе они должны находиться.

- Что прикажете делать с пленными?

- Ничего, свяжите тех, кто еще способен двигаться. Пусть лежат. Солдат мы сюда уже вызвали, не будем же мы теперь их полдня дожидаться, да и возиться не хочется. Уходим. 

 

На перекрестке дорог скопились немецкие машины, регулировщики громко кричат, пытаясь разогнать пробку. К сломавшемуся прямо посреди перекрестка "Форду" подъезжает задним ходом полугусеничный тягач. Машину буксируют в сторону от дороги, освобождая путь. Большинство из находящихся здесь людей то и дело поднимают головы и тревожно смотрят на небо. Когда раздается

Дети Земли