Вы здесь

Путь к Сталинграду: Page 7 of 20

на участке 56 км, на глубину 20-25 км.

15 мая части войска 28-й и 21-й армий продолжали наступление, но в результате немецких контратак (командование 6-й армии дополнительно перебросило на этот участок 168-ю пехотную дивизию), советские войска за этот день продвинуться не смогли, а на некоторых участках вынуждены были отойти и перейти к обороне. То же самое продолжалось и 16 мая.

В этот день авиаразведка сообщила о выброске в окрестностях Терновой парашютного десанта силою до  300 человек (для выброски использовалось до десятка транспортных самолетов "физилер-шторх", что за самолеты под этим названеим подразумевались понять невозможно) (Это не выдумки Баграмяна, о десанте действительно сообщалось. Как и многих других, особенно в 1941 году, за борьбу с некоторыми даже награждали. ). Для борьбы с десантом (которого, разумеется, не было(На самом деле с пяти самолетов на парашютах были сброшены грузы для окруженной группы немецких войск в Терновой.)) использовали части 175-й стрелковой дивизии (28-й армии).

В итоге пятидневных наступательных боев обе ударные группировки продвинулись в глубину обороны противника на 20-35 км и вели бои на рубежах, достижение которых планировалось на третий день операции. Подвижные войска находились в прифронтовой полосе. На севере они втягивались в оборонительные бои, а на юге готовились к вводу в прорыв.

Немецкая авиация, несмотря на то, что значительные силы 4-го Воздушного флота находились в Крыму, продолжала господствовать в воздухе. Авиация Юго-Западного фронта оказалась не способна прикрыть свои войска, несмотря на численное преимущество. 16 мая в состав фронта дополнительно прибыла 220-я истребительная дивизия (40 ЛаГГ-3 и 40 МиГ-3), но и это не смогло изменить ситуацию.

Советское наступление не помешало немецкому командованию приступить к осуществлению запланированной операции "Фридрих" - ликвидации Барвенковского выступа.

К 17 мая в полосе обороны 9-й армии Южного фронта немецкое командование сосредоточило для наступления 3-й моторизованный (14-я танковая, 60-я моторизованная, 1-я горнопехотная, 100-я легкопехотная и 20-я румынская пехотная дивизии, итальянская кавалерийская группа Барбо), 44-й (16-я танковая, 68-я, 389-я, 384-я пехотные и 97-я легкопехотная дивизии) и 52-й армейские (101-я легкопехотная, два полка 257-й пехотной дивизии) корпуса. Сосредоточив эти силы на узком участке фронта (40 километров), немецкое командование создало значительное преимущество в силах. В составе 14-й и 16-й танковых дивизий было до 150 танков, в составе трех танковых бригад 9-й армии (12-й, 15-й и 121-й) было 52 исправных танка (6 КВ, 18 Т-34, 25 Т-60 и 3 Pz.III.). 

17 мая в 5 часов 30 минут после артиллерийской и авиационной подготовки немецкие войска перешли в наступление, при мощной авиационной поддержке. К 8 часам они прорвали оборону 9-й армии на двух направлениях (на Барвенково и в направлении Долгенькая, где разместился вспомогательный пункт управления 9-й армии) и продвинулись на север до 10 км. Авиация к тому времени разрушила вспомогательный пункт управления и узел связи армии в Долгенькой. Командующий и штаб, начальник которого был ранен, переехали на командный пункт в Каменке, а оттуда на левый берег реки Северный Донец, потеряв управление войсками. Поскольку через Долгенькую проходила линия связи Южного фронта не только с 9-й армией, но и с 57-й, то и сообщение по ней с потерей этого населенного пункта полностью прекратилось.

В таких условиях командиры соединений и частей вели бои изолированно, без увязки своих действий с соседями и резервами. Штаб же Южного фронта, которым командовал генерал-лейтенант Р. Я. Малиновский, узнал о начавшемся наступлении только во второй половине дня, когда противник уже завершал прорыв тактической зоны обороны. А к исходу дня, когда о случившемся был информирован штаб Юго-Западного направления, противник прорвался уже в оперативную глубину и вступил в бой с резервами армии и фронта.

Командующий войсками Южного фронта, узнав о прорыве, передал 5-й кавалерийский корпус под командованием генерал-майора И. А. Плиева из своего резерва в подчинение 9-й армии. Одновременно он приказал перебросить из района Лисичанска и также подчинить ей же стрелковую дивизию и танковую бригаду. В свою очередь главнокомандующий Юго-Западным направлением передал Южному фронту 2-й кавалерийский корпус из своего резерва. При этом он потребовал организовать разгром прорвавшейся группировки противника и восстановить прежнее положение силами 2-го и 5-го кавалерийских корпусов, а также 14-й гвардейской стрелковой дивизии из резерва 57-й армии.

Из этого видно, что к исходу дня 17 мая штаб Юго-Западного направления не имел представления о силах противника, наступавшего в полосе 9-й армии. Неясным оставались для него и цели наступления.

На рассвете того же 17 мая начался ввод в прорыв 21-го и 23-го танковых корпусов. За день они продвинулись в северо-западном направлении на 15 км. На 6-10 км продвинулись в тот день все соединения 6-й армии. Группа генерал-майора Л. В. Бобкина вела бои за Красноград.

Согласно плану и боевому приказу, должна была наступать и 28-я армия. Но организовать наступление командование армией в указанное время не смогло. Начало наступления армии было перенесено. В результате на полтора часа ее упредили немецкие войска, 3-я и 23-я танковые, 44-я и 71-я пехотные дивизии. В результате боев войска 28-й армии на отдельных участках начали отход. На участках 21-й и 38-й армий наступление немцев успеха не имело. Но в результате наступление 21-й, 28-й и 38-й армий было остановлено.

Главнокомандующий Юго-Западного направления в ночь на 19 мая приказал 6-й армии вывести из боя 23-й танковый корпус, перебросить его на рубеж р. Берека и подчинить командующему 57-й армии, 38-й армии срочно подготовить прочную оборону на левом фланге, в районе Савинцы, 343-й стрелковой дивизии, 92-му танковому батальону и батальону противотанковых ружей, располагавшимся в резерве за левым флангом 38-й армии севернее Изюма, сосредоточиться

Дети Земли