Вы здесь

Путь к Сталинграду: Page 9 of 20

менее вероятно и о том, что советских танков было больше. Некоторое количество танков поступило уже в ходе операции в виде маршевого пополнения. Кроме того, все официальные советские данные о количестве танков даны не на начало наступления, а ранее. Сведения же о наличии танков на 12 мая есть лишь по некоторым частям, и они расходятся с приводимыми данными. Так же не слудует забывать, что немцы посчитали общее число танков, включая неисправные (которые не входили в указанное число танков предназначенных для наступления). В любом случае 1200 танков не противоречит общему возможному числу танков в противостоящих немцам советских частях.). Советская сторона сообщила о потере 70000 человек пленными и 5000 убитыми.

По официальным данным потери войск Юго-Западного и Южного фронтов с 12 по 29 мая составили 106232  человек убитыми и ранеными.

Погибли заместитель командующего Юго-Западным фронтом генерал-лейтенант Ф.Я.Костенко, командующие 57-й армией генерал-лейтенант К.П.Подлас и 6-й армией генерал-лейтенант А.М.Городянский, командующий армейской группой генерал-майор Л.В.Бобкин, член Военного совета 6-й армии бригадный комиссар И.А.Власов, член Военного совета 57-й армии бригадный комиссар А.И.Попенко, начальник штаба 57-й армии генерал-майор А.Ф.Анисов, командующий артиллерией 57-й армии генерал-майор Ф.Г.Маляров, командиры 15-й, 47-й, 270-й, 337-й стрелковых дивизий генерал-майоры Д.Г.Егоров, Ф.Н.Матыкин, З.Ю.Кутлин, И.В.Васильев и многие другие.

Немецкие потери составили около 20000 человек.

 

Многие историки считают, что неудачное наступление советских войск на Харьков послужило впоследствии причиной неудачных действий Красной Армии на сталинградском и кавказском направлениях. Однако такое утверждение нельзя признать правомерным. Независимо от того было бы или нет наступление Красной Армии на Харьков, немецкие войска были в готовы в любом случае начать операцию "Блау", и предшествующие ей "Фридрих" и "Вильгельм". Вышеупомянутое утверждение основано на ошибочном понимании состояния Красной Армии, так как предполагалось, что харьковское наступление нанесло Красной Армии значительные потери и не дало организовать устойчивую оборону.

Но, во-первых, понесенные Красной Армии потери не столь существенно изменили соотношение сил. У советской стороны все равно оставалось значительное общее преимущество. У немцев вообще никогда не было преимущества в силах на Восточном фронте.

Во-вторых - ослабить советскую оборону было невозможно потому, что советские войска и не собирались обороняться. Полученный 24 мая приказ о переходе к обороне, означал лишь прекращение наступления. Под этим не подразумевалось создание оборонительных рубежей: линий траншей, противотанковых заграждений и минных полей. Ничего этого не было. После получения приказа о переходе к обороне советские войска остались в исходных районах и приступили к подготовке нового наступления.   

Виновником поражения в Харьковской наступательной операции советское руководство назвало начальника штаба Юго-Западного фронта и Юго-Западного направления генерал-майора И.Х.Баграмяна, который чудом избежал ареста.

В Харьковской операции есть еще один момент, на который никто почему-то не обращал внимание. Считается, что наступление советских войск на Харьков не удалось из-за удара немецкой 1-й танковой армии под основание Барвенковского выступа и последовавшими за этим событиями. однако на самом деле получается, что операция и без вмешательства немцев шла не очень гладко. Прорвать оборону сразу не получилось, советские войска медленно прогрызали немецкую оборону и перспективы были не самые радужные. Командованию 6-й немецкой армии удалось удержать фронт, хотя и с большим трудом. Оставалось подтянуть резервы и остановить советские войска, что почти и получилось. Но у немецкого командования в запасе был еще более лучший вариант, которым оно и воспользовалось. Наступлению же Юго-Западного фронта вполне могла быть уготована та же участь, что и другим - Калининского, Западного, Северо-Западного, Крымского, то есть после понесенных потерь (а потери фронт в наступлении понес большие) наступление бы просто остановилось. Хотя история и не терпит сослагательного наклонения, но именно такой вариант развития событий кажется наиболее вероятным. Ведь основные ударные группировки 6-я и 28-я армии не смогли добиться успеха. Если бы не действия 21-й и 38-й армий наступление на северном участке остановилось бы еще раньше.

На южном участке 6-я армия, сумев преодолеть оборону одной пехотной дивизии, втянулась в бои с "мощными" силами немцев. Эти силы состояли из 454-й охранной дивизии: пехотный полк укомплектованный солдатами старших возрастов и трофейным оружием, дивизион трофейных пушек, кавалерийский эскадрон и три батальона охраны тыла, никаких противотанковых средств. Охранную дивизию усилили 108-й венгерской легкой пехотной дивизией, но она только по названию пехотная, а по назначению и структуре та же охранная: шесть батальонов собранных из разных соединений и несколько пушек. Эти соединения и дивизиями можно назвать с большой натяжкой. Но они сдерживали наступление советских войск и удержались до подхода резервов.   

 

Операции "Вильгельм" и "Фридрих-II".

 

До начала операции "Блау" немецкое командование планировало провести операцию "Вильгельм". Цели ее состояли в том, чтобы:

1. Заблаговременно, еще до начала главного наступления, форсировать р. Донец;

2. Занять выгодную позицию, с которой можно было бы нанести удар по южному флангу советских войск, находящихся в холмистой местности восточнее Белгород;

3. Достичь на южном фланге реки Бурлук, тем самым обеспечить защиту фланга 3-го танкового корпуса 1-й танковой армии, который через Купянск должен был повернуть на юго-восток.

Это была частная операция, осуществлявшаяся в интересах подготовки "главного наступления". Главный удар, был нацелен на Купянск.

Операция проводилась силами 6-й армии под командованием генерала танковых войск Паулюса, усиленной 3-м моторизованным корпусом 1-й танковой армии.

Дети Земли