Вы здесь

17-е июня: Page 3 of 9

сначала не понимает, что это свои. К нему подбегает лейтенант-разведчик.

- Товарищ капитан! Игорь, ты живой? Ты что, ранен?   

- Миша, ты откуда? Мы же тебя уже похоронили.

- Это вы поторопились. У меня шестнадцать человек, два ручных пулемета. Продержимся. Тут вокруг такой грохот стоит. Это, точно, наши идут!

 

Над Вислой показывается еще одна группа советских самолетов. Ближние бомбардировщики Су-2, заходят на немцев от реки и бомбят пехоту и танки, идущие в атаку на мост. С левого берега из леса вырываются несколько танков БТ и, обгоняя бегущих немцев, мчатся к мосту, стремительно проскакивают мост и уже на том берегу вступают в бой. Головной БТ съехав с моста, двинулся по дороге, менее чем в ста метрах от него бежали навстречу немецкие пехотинцы. Увидев танк, они бросились прочь с дороги, лишь одного успели сбить пулеметной очередью танкисты. БТ разъезжались в разные стороны от моста и останавливались, дожидаясь подкрепления.

Из леса появляются новые танки с пехотой на броне. Группа КВ выходит к берегу рядом с развороченным КП бригады и останавливается. Из люка вылезает младший лейтенант Озеров и подбегает к окопу. У самого бруствера лежат несколько убитых немцев и красноармейцев. Озеров заглядывает вниз. Там на дне сидят четверо, в рваных и грязных гимнастерках, с винтовками в руках. 

За спиной Озерова столпились другие танкисты.

- Эй, земляки, - зовет кто-то из танкистов, - Вы там как?

Один из сидящих поднимается на ноги, смотрит вверх:

- Вы как раз вовремя, ребята, еще бы немного и … Покурить есть у кого?

Кто-то из танкистов достает кисет с табаком, протягивает.

- Кто тут старший, - спрашивает Озеров, - Вы?

- Нет, старший - он, командир первого батальона капитан Симкин. Я лейтенант Довженко, командир разведвзвода.

- Товарищ лейтенант, - сзади подбегает радист Озерова красноармеец Павлов, - Комбат приказал вам идти на тот берег, там немецкие танки.

- Ну, бывайте, земляки, - кивает Озеров, - Теперь наша работа.

- Задайте им там от нас, - кричит вдогонку Довженко, опускаясь на дно окопа.

Танкисты разбегаются по машинам. Танки медленно перебираются через мост, на том берегу их встречает комбат.

- Слушай, лейтенант, - майор Рябинцев, торопливо докуривает папиросу, - Наши БТэшки наткнулись на мины, десантники заминировали дорогу, а может и еще что, но узнать не у кого, тут, вроде, и живых-то никого не осталось. Слева немецкие танки. Давай со своим взводом через лес, там, может, мин нет.

 

Полковник Штрейх стоит, наклонившись к люку танка, и говорит в микрофон.

- Господин генерал, к русским подошло подкрепление. Русские танки уже на этом берегу. Мои танки почти вышли к мосту, но там сплошные мины. Русские жгли танки огнеметами, я потерял почти все машины. Нам нужно прикрытие с воздуха, русские самолеты жгут мои танки. Пехоты почти не осталось… Я не паникую и не трушу, господин генерал. Я просто хочу сказать, что сделал все возможное. Все что осталось от моего полка под командованием полковника Штрассера отходит на север. Полковник Штрассер тяжело ранен, он не может оставаться. Я с пятью танками и взводом саперов попробую прорваться к мосту, я надеюсь, что мне это удастся. Я выполню свой долг. Прощайте, господин генерал.

Штрейх бросает микрофон и машет рукой водителю своего танка. Сам он подбегает к ждавшему его Pz.III и влезает на башню. Как только полковник скрывается в люке, танк с десантом саперов на броне направляется к мосту. За ним - еще четыре машины.

Немецкие танки двигаются по лощине, поросшей высоким кустарником, скрывающим боевые машины полностью. Лощина выводит их прямо к мосту. Над немцами с ревом проходят несколько Су-2. Сверху танки видны как на ладони. Раздаются взрывы, самолеты пускают реактивные снаряды. Загорается один танк, второй, третий. Два уцелевших выскакивают из кустарника - в пятидесяти метрах въезд на мост. Прямо перед немцами, повернувшись к ним бортом, стоят советские БТ. Два выстрела в упор и два БТ разлетаются на куски. Немецкие танки идут вперед, один из них успевает сделать еще выстрел с расстояния не более десяти метров. Снаряд прошивает советский танк насквозь. Экипаж БТ успевает  выстрелить в ответ. Немец вспыхивает. Последний немецкий танк, протаранив грузовик, прорывается к мосту, его башня разворачивается и пушка нацеливается на мост, забитый техникой.

- Водитель, давай прямо на мост, - кричал полковник Штрейх.   

В этот момент слева от танка полковника Штрейха появляется КВ, ранее не видный из-за горящих БТ. Башня отвернута в сторону. КВ на полном ходу ударяет немецкий танк в борт, от удара тот меняет направление движения и вместо моста движется прямо в реку. Водитель не может остановить заскользившую по склону машину, и танк, накренившись, уходит в воду.

- Все из машины, - кричит Штрейх.

 Первым из люка выскакивает наводчик. С берега и с моста раздаются несколько винтовочных выстрелов, раненый наводчик, бросается в воду и плывет. Остальные члены экипажа тоже выбираются наружу и пытаются доплыть до берега. Полковник покидает танк через боковой башенный люк, дальний от берега, поэтому пули его не задевают. Он сразу же ныряет и плывет под водой до тех пор, пока не понимает, что его легкие сейчас взорвутся. Он чувствует, как головой раздвигает какие-то стебли, и тут приходится выныривать. Оказывается, что он все-таки  правильно выбрал направление, и теперь полковника скрывают прибрежные камыши. Он не видит, что происходит совсем рядом, но по выстрелам и вскрикам, догадывается, что русские добивают в воде его танкистов. Полковник пробирается по камышам дальше от моста.

 

КВ лейтенанта Озерова, протаранивший танк Штрейха, стоит у самого спуска к реке с рваной гусеницей. Экипаж осматривает повреждения. К танку подходит командир роты капитан Ряхин.

- Ну что у тебя, лейтенант, - спрашивает он Озерова.

- Да вот, товарищ капитан, гусеницу сорвало, но это ерунда, гусеницу починим. Полетели фрикционы левого борта и, похоже, что-то с дизелем.

- Мать честная, что ж ты так. Ты, конечно, герой, будем тебя к награде представлять.

Дети Земли