Вы здесь

17-е июня: Page 5 of 9

о срочной переброске из Норвегии в Германию большей части войск. Поэтому, видимо, жесткого отпора в Норвегии русским не будет. Остается только жалеть, что мы не располагаем силами для немедленного десанта там. Все что можно сделать - это заслать туда наших эмиссаров и попытаться поднять восстание против немцев. Восстание вполне может быть успешным, учитывая то, что немцам сейчас не до Норвегии. Если Норвегию освободят сами норвежцы, а не русские, то тогда по развитию событий там, мы сможем понять, как русские намерены себя вести в остальных странах. Интересны также взаимоотношения русских со Швецией. Они обвиняют шведов в пособничестве Германии, в фактическом нарушении нейтралитета. Конечно, поставки из Швеции в Германию огромны, но это все, в чем можно обвинять шведов. Тем более что поставки русских Германию были, насколько я знаю, значительно больше. Отношения между этими странами накаляются все больше и больше. Русские корабли смело заходят в шведские территориальные воды, русские самолеты периодически летают над территорией этой страны. Шведы объявили мобилизацию и готовятся к самому худшему.

- Хватит ли у русских сил на все это?

- Не знаю. По последним сведениям, силы русских чудовищны. Около трехсот дивизий, почти десять тысяч танков и столько же боевых самолетов. Кроме этого русские начали формирование новых дивизий и мобилизовали свыше десяти миллионов человек. Армия таких размеров, даже учитывая плохой уровень ее подготовки, очень опасна.

 

21 час 15 минут. Севернее Кракова.

 

По мосту через Вислу непрерывным потоком идут танки, машины, колонны пехоты. В небе барражируют истребители.  На бреющем полете в сторону Кракова проходит группа Су-2. От колонны машин отделяются несколько броневиков. Головная машина подъезжает к одинокому КВ стоящему рядом с въездом на мост. Из машины выходит генерал Власов, навстречу ему выскакивает Озеров.

- Товарищ генерал-майор, младший лейтенант Озеров, командир взвода первой роты, первого танкового батальона…

- Вольно, лейтенант, - машет рукой Власов, - Это вы таранили немецкий танк?  

- Так точно, товарищ генерал-майор. Сейчас чинимся. Поскольку танк поврежден - оставлен командиром роты в охране моста.

- Молодец, лейтенант! - Власов поворачивается к свите. - Весь экипаж к награде, лейтенанту очередное звание. Серьезная поломка, лейтенант?

- Серьезная, товарищ генерал-майор. Без ремонтников нам самим не справиться. Танк еще ни разу не был в ремонте, а досталось нам, сами видите, - он показывает рукой на лобовую броню, покрытую вмятинами от снарядов, на которой почти не осталось краски. 

- Ладно, лейтенант, чинитесь. Скоро ремонтники будут, - Власов поворачивается к подходящим двум офицерам-десантникам в рваной и грязной форме: полковнику и капитану с перевязанной головой.

- Командир 5-й воздушно-десантной бригады полковник Родимцев.

- Командир первого батальона капитан Симкин.

- Здравствуйте, Андрей Ильич! Рад вас видеть.

- Здравствуйте, Андрей Андреевич, а я-то как рад вас видеть!

- Досталось вам, как я понимаю, - Власов достает портсигар и протягивает полковнику и капитану, - Кажется, если бы мои ребята чуть задержались, могли бы и не встретиться. А ля гер, ком а ля гер.

- Да, еще чуть-чуть, и нам бы хана.

- Скажите спасибо немцам. Если бы не их склад с горючим, мои бы железные кони просто встали в нескольких километрах отсюда. От самой границы идем, ни боеприпасов, ни горючего, ни черта нет. У вас-то потери большие?

- Осталось сто шестнадцать человек, способных держать оружие, да и то почти все раненые.

- Да, - Власов молчит, осматриваясь. Бросает окурок, - Ваши бойцы остаются до подхода пехоты охранять этот мост. Мне надо идти. До свиданья, Андрей Ильич.

- До свиданья, Андрей Андреевич, может, еще свидимся.

 

Из дневника начальника генерального штаба сухопутных сил Гальдера.

 

17 июня 1941 года.

6-й день войны.

 

По донесениям, к исходу вчерашнего дня и на утро 17.6 обстановка складывается следующим образом:

На фронте группы армий “Юг” обстановка продолжает ухудшаться. Советский десант, захвативший мост на Висле, пока не уничтожен. Танковые соединения русских движутся в направлении на Краков, почти не встречая сопротивления, остановить их не удается. Положение 6-й армии еще хуже, с каждым днем опасность окружения становится все реальнее.

На фронте группы армий "Центр" вчера удалось рассеять выброшенный в районе Варшавы крупный парашютный десант. Войскам 4-й армии пока удается отбивать все попытки русских форсировать Вислу.

Группа армий "Север". Русские по-прежнему атакуют. Фельдмаршал Лееб держит оборону. Пока все без изменений.

11.00. Совещание по переброске войск. Основная проблема - нехватка транспорта. В первую очередь в самих дивизиях. Дивизии, находящиеся во Франции, невозможно быстро подтянуть к станциям погрузки.

13.00. Совместное совещание со штабом Люфтваффе. Вопрос о скорейшей передаче частей зенитной артиллерии. Там считают, что зенитная артиллерия должна остаться под командой Люфтваффе. Мы теряем время.

17.00. Совещание у Фюрера. Его беспокоит Краков и Восточная Пруссия. Обсуждался вопрос ускорения переброски войск в Германию и проблемы с боеприпасами..

 

18 июня. 11 часов 30 минут. Севернее Кракова.

 

Через мост продолжали двигаться колонны советских войск. Медленно тянулись трактора с тяжелыми тупорылыми гаубицами. Проскочила колонна мотоциклистов, впереди которой шли два легких броневика. На рысях показался кавалерийский полк, прогрохотал подковами лошадей по мосту, за полком шли упряжки с орудиями. С громким тарахтением появилась рота танкеток Т-27, чумазые танкисты сидели на броне. Потянулись грузовики тыловых частей. В небе над мостом непрерывно барражировали истребители, когда одна пара уходила ее сменяла другая.

- Шабаш, - произнес младший лейтенант Озеров.

Весь экипаж возился с танком, пытаясь своими силами произвести ремонт. Руки грязные по локоть, лица как у негров. Озеров сбежал к реке, рядом со стоявшим в воде немецким танком, который он сам же туда и спихнул, умылся кое-как.

Дети Земли